Сидоренко скачать книгу негативное знакомства

Mont-Blanc, или Непокоренная вершина (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

Читать бесплатно текст книги Рефлексии автора Виктор Сидоренко (1-я страница Об этом человеке складывалось ярко-негативное впечатление. Эта книга включает в себя две ранее опубликованные книги «"Комплекс Таким образом, негативные элементы ранних воспоминаний оказались .. Несмотря на знакомство со схемой анализа, собственное воспоминание. Сидоренко Елена. «Мотивационный тренинг» .. I. Знакомство тем более вероятно, что это будет иметь негативные последствия» (Deci Е., , р.

Поэтому определение делового взаимодействия как совместной профессиональной деятельности или взаимодействия на работе будет неполным. Люди будут работать у себя дома, за компьютером, и взаимодействовать через Интернет.

Подробнее об этом мы будем говорить в гл. Традиционно выделяются такие формы делового взаимодействия, как деловая встреча, совещание, переговоры, конференции и телеконференции, инструктирование, деловая переписка теперь, все чаще — по электронной почтепрезентация, личная продажа и др.

Однако в настоящее время эти традиционные классификации также должны быть пересмотрены. Можно отметить четыре тенденции в изменении роли общения в деловом взаимодействии: Эти тенденции будут рассмотрены нами в гл.

Некоторым моим коллегам — пионерам тренинга, например, Н. Хрящевой, приходилось доказывать на философских семинарах, что тренинг может быть обоснован и с помощью концепций советской психологии [3]. В частности, они ссылались на теорию установки Д. Узнадзе, в которой описаны импульсивный и регулятивный уровни поведения, на идеи С. Рубинштейна о психологическом значении игры, на концепцию П.

Гальперина о формировании ориентировочных основ гностических действий и др. В действительности же эти внешние идеологические препятствия в значительной степени были обусловлены страхом преподавателей более старшего возраста перед популярным движением, результаты которого для них самих могли оказаться непредсказуемыми.

Ощущалась опасность грядущего выбора: И та, и другая перспектива угнетали своей неопределенностью. Емельяноваа это требовало буквально внутреннего переворота, так как казалось, что это до основания разрушит устоявшуюся модель отношений преподавателей и студентов. Время расставило все по своим местам. Многие преподаватели стали интересоваться тренингом, а потом и вести его или использовать его элементы на лекциях.

Те, кто этого не сделал, продолжает читать лекции также, как и раньше, и мир не перевернулся. Теперь уже нет необходимости стыдливо отрекаться от бихевиоральных корней тренинга. Всем давно известно, что бихевиоральное учение вообще впервые появилось в России, и родоначальник его — Иван Петрович Павлов. Если спросить любого американца, что такое бихевиоризм, он назовет два имени: Павлов и Уотсон, а если спросить нашего студента, то он вспомнит Павлова и Скиннера то, что Павлова — первым, это понятно, но почему вторым не Уотсона — загадка.

Но вернемся несколько. Однако в самой этой работе возникали уже другие трудности. Когда я сама впервые оказалась на тренинге, перечень техник аргументации был столь неохватным, что невозможно было запомнить хотя бы одну из. Я очень благодарна моим первым тренерам за этот тренинг, но должна признать, что у меня возникло ощущение некоторой деперсонализации.

Свайпный грех: Как интернет-знакомства меняют нашу личную жизнь — The Village

В процессе тренинга становилось все более и более очевидным, что мое личностное своеобразие и мой жизненный опыт не имеют отношения к делу и даже, более того, мешают.

Я стала замечать также, что и чужая уникальность несообразна на тренинге, и участникам лучше выполнять правила и следовать формуле, вместо того чтобы пререкаться, приводить противоположные примеры из собственной жизни, демонстрировать что-то свое и.

Индивидуальность должна была уступить место западному стандарту. Тогда еще было не столь очевидно, что мы становимся частью международного сообщества, и стандартные техники не воспринимались как универсальный язык общения. Общение — это специфически русский термин. Разве может коммуникация охватить все аспекты общения в российском понимании этого слова? В русском языке коммуникация — это прежде всего техническое средство связи и, может быть, какой-то узкий специфический аспект общения.

Общение же и шире, и глубже. Это различие в толковании приводило к тому, что тренинг казался чем-то достаточно поверхностным тем из нас, кто еще до тренинга прошел курс подготовки в групповой психотерапии. Она в то время работала в Институте. Бехтерева, а до этого мы вместе заканчивали медицинскую специализацию факультета. В середине х годов в Вильнюсе ежегодно проходили Республиканские семинары по психотерапии. Их главным героем был, несомненно, Александр Алексейчик.

Однако мне очень хотелось побывать и на видеотренингах партнерского общения, которые проводились там же эстонскими коллегами. Не довелось, к сожалению. Всякий раз не хватало мест мест особенно не хватало тем, кто приехал из России: Но все группы регулярно собирались вместе для обсуждения хода дел. И вот видеотренеры на этих общих обсуждениях жаловались: Похоже было, что в тренинге коммуникативных умений происходит нечто такое, что по значимости превышает его первоначальную цель, но при этом может мешать достижению этой цели.

Допустим, биолог высаживает на участке семена, чтобы проверить их всхожесть, а из семян вырастают совсем не те цветы, которых он ждал, но они прекрасны. Но для этого нужно удалить эти нежданные цветы. И у биолога не хватает на это духу. Ожидаемые технически правильные вербализации: Это совершенно неправильный подход.

Я с этим у себя борюсь. Нормальный подход, особенно в конце года. Надо ответить — а что мне за это будет? Давайте попробуем все же использовать технику повторения, чтобы уточнить сказанное партнером. Я не выделю тебе двух человек для срочной работы в воскресенье. Помогает ли это лучше понять партнера?

А зачем мне его понимать? Главное — чтобы отвязался. Причем ведь знает, что я каждое утро на работе в 7.

  • Сидоренко Е.В. Тренинг коммуникативной компетентности в деловом взаимодействии
  • Сидоренко Елена. «Мотивационный тренинг»
  • Mont-Blanc, или Непокоренная вершина (fb2)

Но нет, дождется конца рабочего дня или вечера пятницы, и начинается Сколько крови из меня выпил Так это он специально, не понятно, что ли? Вот однажды — можно, я расскажу? Это много времени не займет Результат — про технику А — повторение слов партнера — все естественным образом забыли. Зачастую обсудить проблему участникам было важнее, чем потренироваться в техниках. И более того, техники казались им бессильными против актуальных для них социально-психологических драм.

Зачем повторять, если надо бороться? Столкнувшись с такого рода ситуациями, тренер мог выбирать один из трех путей: В первом случае тренинг становится скорее исследованием, чем отработкой навыков. Во втором случае тренинг превращался в социальную игру. В третьем случае он становится все более авторизованным и постепенно вырастает в самостоятельную программу тренинга.

Поскольку далеко не у каждого тренера есть силы и дерзость для разработки собственных техник, большая часть тренеров шла по первому пути. Конечно, я не могу судить обо всех тренерах, и выборка у меня вряд ли репрезентативная. Однако я часто вела тренинги по собственным программам с участниками, прошедшими тренинг партнерского общения у других тренеров.

В подавляющем большинстве случаев участники не помнили, чтобы у них была какая-то отработка техник. Исключение составляют только те тренеры, которые у меня же прошли методический тренинг.

В этих случаях я могла твердо опереться на уже отработанные или, по крайней мере, сохраненные в памяти техники. По-видимому, это отвечает глубинной специфике российского менталитета.

Технология всегда была и остается для нас чем-то второстепенным по сравнению с идеологией. Техника второстепенна по отношению к содержанию, форма — по отношению к существу, техническая культура — по отношению к культуре духовной. И в тренинге доминирует подход скорее личностно-развивающий, чем технологический.

Таким образом, личностный смысл отчуждается от личности индивида и вкладывается в поведенческий акт. Из поля внимания приверженцев поведенческого научения ускользает истинный смысл общения, возникающий на стыке совпадения личностных смыслов взаимодействующих людей, а от этого зависит истолкование участниками коммуникации поведения друг друга. На мой взгляд, в тренинге важен баланс идеологии и технологии.

Современный тренинг свободен от внешних идеологических требований. В общем, кто во что горазд. В конечном итоге, за идеологию тренинга отвечает тренер. Технология в тренинге необходима, так как в противном случае это будет не тренинг, а диспут.

Новый подход, новое видение проблемы, новый способ реагирования, — все это должно быть операционализировано. Участник тренинга должен знать, КАК это делается. У него должен быть алгоритм действия, которым он может воспользоваться. Я убеждена, что многие алгоритмы действия в большей степени способствуют развитию личности и гуманных отношений с другими людьми, чем декларации идей.

Многие люди знают, что и как должно быть сказано и сделано, но не умеют сказать и сделать. Тренинг гуманистичен в том, что он помогает воплотить идеалы в реальные действия. Тренинг гуманистичен в том, что он помогает сделать общение предсказуемо корректным, уважительным и безопасным.

Я — за технологии. Убеждена, что они не менее гуманны, чем рассуждения на темы гуманизма, уважения к другому человеку и. Применение техник в тренинге — это опыт партнерства, корректности, и, в конечном итоге, — человеколюбия и милосердия.

Тренинг как модель партнерских отношений Тренинг партнерского общения — это то название тренинга, которое отражает его главный принцип. Что же такое принцип партнерских отношений? Однако всегда ли это так? Партнерство — это отношение к другому как к равному, имеющему право быть таким, как он. С партнером нужно считаться. Это равноправные, но осторожные отношения. Партнерство предполагает согласование интересов и намерений, совместную рефлексию и использование договора, который служит и средством объединения, и средством оказания давления, силовым элементом.

Партнерство предполагает согласование интересов, а это не всегда выгодно. Партнерство предполагает следование договору, а это не всегда удобно. В середине х идеи партнерства еще были нам чужды. На пути у тренинга партнерского общения вставали два препятствия: Способность быть психологически равным оппоненту или противнику необходима для дипломата или разведчика, это неотъемлемая составляющая его профессии, и при отсутствии такой способности он вряд ли сможет отстаивать интересы своей страны.

Однако для большинства людей, не наделенных полномочиями представлять свою страну перед внешними силами, ощущение своего психологического равенства с руководителями и лицами, превышающими их по социальному статусу, не только не было необходимым, но даже являлось опасным. Авторитарность государства и общества в целом не предполагала психологического равенства.

Оно казалось чем-то пугающим. Социально-психологический тренинг был первой моделью психологического равенства и партнерства, но и сама модель, и способы ее внедрения были несовершенны.

Тренинговая форма обучения была революционной, то есть включала в себя некий скачок и определенный переворот. Всякая революция в известной мере — смена власти. И вот начальник цеха крупнейшего в Санкт-Петербурге предприятия или старший технолог другого, не менее значительного предприятия, или директор школы внезапно должны были перепрыгнуть через статусный барьер, привычно отделяющий их от других людей, и оказаться неотличимыми от тех, кто ранее был для них никем.

Для того чтобы участвовать в тренинге наравне с другими, начальнику нужно изменять многие свои реакции, доведенные до уровня автоматизма. Избежать этого невозможно, если не хочешь стать посмешищем в глазах. Невозможно попросить зашиты или добиться ее иным путем, потому что тренер одержим идеей равенства. В лучшем случае это преподаватель университета, пребывающий в упоении от обретенной профессиональной свободы, ранее ограниченной идеологическими рамками; в худшем случае это человек, который приобщился к психологии совсем недавно, окончил краткосрочные курсы переквалификации и именно потому и занимается тренингом, что здесь нужны смелость и напор, а не статус и признание коллег, которых он пока не достиг.

Для большинства людей более старшего возраста тренинг мог стать и, по-видимому, становился личностной драмой разрушения годами накапливаемого опыта взаимодействия в условиях иерархической соподчиненности и личностного неравенства. Тренинг был вызовом, который воспринимался как опасность личностного крушения.

Необходимо было пять дней выдерживать это разрушительное для устоявшихся стереотипов воздействие, с тем чтобы потом вернуться к прежней системе отношений и поведения, но уже с пошатнувшейся верой в.

Именно поэтому большинство людей, облеченных достаточно высоким статусом, либо интуитивно избегали тренинга, либо даже вступали с ним в борьбу, открытую или тайную.

Ты поймешь, что твой опыт, статус и возраст ничего не стоят Революционность тренинга как определенной формы и содержания обучения сопровождалась революционностью его внедрения в систему обучения. Эта революционность причинила вред и самому тренингу. Не было предусмотрено специальной подготовки к тренингу.

Между тем такая подготовка была необходима не только для тренеров, но и для тренируемых. В формах внедрения тренинга была нарушена та самая идея психологического равенства и партнерства, которые провозглашаются тренингом и, при благоприятных условиях, в нем действительно реализуются.

Психологические равенство и свобода не могут насаждаться или внедряться насильственными методами, ибо в этом случае они превращаются в свою противоположность. Однако тренинг не предполагал свободного принятия или непринятия его идеологии.

Равенство было обязательным для. Несколько иным образом, но нарушалось и право человека участвовать, отказываться от участия или игнорировать какую-либо групповую процедуру. Между тем это, несомненно, нарушало идею психологического равенства между каждым отдельным участником и тренером. Участие в занятиях, которые проводились, например, с руководителя-Ми промышленных предприятий, отнюдь не всегда было добровольным с их стороны.

Я заставлю тебя насладиться равенством и свободой Похоже, что на первых стадиях своего развития тренинг выступал зачастую как новое средство психологического насилия, причем более иезуитского насилия, чем прямое давление существующей тогда все еще существующей социальной системы.

Однако воздействие тренинга было незаметным на фоне глубоких и всеобъемлющих социальных перемен. После окончания участники группы могли забыть, вытеснить ее травмирующий опыт.

Этот парадокс внедрения партнерства не партнерскими методами продолжает быть актуальным и. В итоге складывается достаточно типичная авторитарная модель отношений. Теперь у нас будут партнерские отношения. Однако довольно говорить об издержках. Теперь даже если тренер не хочет партнерства, он его получает. А теперь я постараюсь сформулировать то, что является для меня необходимыми критериями модели партнерских отношений в тренинге.

Принцип партнерства проявляется в том, что тренер исходит из предпосылки равного права каждого участника выражать свое мнение, проявлять свои чувства, выражать протест, вносить предложения и. Тренер рассматривает тренинг как совместное творчество, ценит вклад каждого и отмечает этот вклад.

Тренер выполняет свои обязательства и свои обещания. Тренер следует заявленным им самим правилам и последовательно требует этого от каждого участника. Эволюция тренинга Важная тенденция в развитии тренингового движения, отчетливо проявившаяся в начале х годов, — психотерапевтическая.

Тренинг должен был не столько насаждать психологическое равенство, сколько помогать справиться с. Лишенные привычных социальных и экономических подпор, люди оказались в состоянии психологической невесомости.

Киевская мэрия ничем не отличалась от многих других государственных учреждений в любой части света. В коридорах кучками стояли посетители, ожидающие приема. Чиновнички средней руки сновали с таким важным видом, как будто именно они были главными действующими лицами разворачивающихся здесь событий. Откровенно говоря, я давно уже с сожалением вывел аксиому, которая гласила: Действительно, получалось, что эти люди очень важны для дела, а значит, их вид соответствует возможностям.

Одного неверного слова или жеста было достаточно, чтобы вы попадали в категорию людей, часами простаивающих в ожидании приглашения в заветный кабинет.

И наоборот, если мадам вас полюбит, то только для вас будет организован беспрепятственный допуск к телу все двадцать четыре часа.

Мне было достаточно взглянуть на секретаря пана так теперь принято обращаться в Украине Харченко, чтобы сразу понять, кто в доме хозяин. Судя по разговорам, мы ожидали прибытия заместителя министра энергетики. Как шептались мои собеседники, он еще недавно был на встрече в администрации президента, поэтому явно опоздает в мэрию, а вот насколько, никто не мог предположить.

Бизнесмен, моментально покрасневший и надувшийся, как воздушный шар, демонстративно посмотрел на свои дорогущие часы и раздраженно подскочил к стойке. Я ухожу, у меня запланирована следующая встреча! Я вычеркну вас из списка. И, как нашкодивший щенок, только что надувший лужу на хозяйском паркете, направился на свое место, втянув голову в плечи.

Секретарша даже бровью не повела. Очевидно, подобная ситуация была одной из целого ряда стандартных положений. Но она-то была профессионалом, а посетитель оказался примитивным любителем, да еще и со слабой нервной системой. Негласно всеми собравшимися секретарь была признана победителем за явным преимуществом.

сидоренко скачать книгу негативное знакомства

В приемной воцарилась тишина. Если бы я не понимал, что настоящих бойцов для создания революционной ситуации среди присутствующих не было, то мог бы предположить — вот-вот грянет буря. Тишину нарушил замминистра, ворвавшийся в помещение и с удивлением посмотревший на собравшихся.

Начало совещания не предвещало его позитивного исхода. Хотя в моей жизни очень часто бывало и наоборот. К сожалению, сегодняшняя встреча выпала из этого правила.

Я тебя не знаю

Нудно и бессмысленно обсуждали мы, зачем нужна малая и средняя энергетика. Потом решали, как передать ее в частные руки, если основные энергосети останутся у государства. С периодичностью один раз в две недели подобные темы разбирались на таких же совещаниях примерно в таком же составе, и мне было тяжко в сто первый раз идти по лабиринту, который еще полчаса назад казался мне широким проспектом.

После сорока минут переливания из пустого в порожнее я поднял руку и попросил слова: Его можно сформулировать следующим образом. Готово ли правительство Украины гарантировать два необходимых фактора: Вернее, твердую связь первого и второго. То есть с повышением стоимости топлива инвестор должен иметь право повышать стоимость отпускаемой электроэнергии. Мои слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. Как будто предыдущие месяцы никто из чиновников не слышал эту фразу!

У нас есть понятие социальной ответственности! Ну, это точно, у людей, носящих галстуки за пятьсот долларов, должно быть сильно развито чувство социальной ответственности! Первый вице-мэр тем временем продолжал: Правительство такие гарантии не даст ни при каких обстоятельствах.

У вас рынок, а у нас тогда что, по-вашему?! И далее примерно в том же духе. Чиновники рассказывали, чего они не смогут сделать, бизнесмены — что они хотели бы получить от чиновников. Ни одну из сторон не интересовало чужое мнение. Я безучастно наблюдал за происходящим. Было жаль потраченного времени, и, если бы не случайно возникшие грандиозные планы на вечер, можно было бы вычеркнуть сегодняшний день из календаря. После десяти минут криков и стонов выступающих Харченко посмотрел на часы и абсолютно спокойно сказал: Всем — до свидания.

Первый вице-мэр встал, подошел к замминистра, взял его под руку, и они направились в комнату отдыха, о чем-то мирно беседуя. Мы же нестройной гурьбой, бормоча друг другу какие-то слова, двинулись к другой двери — в приемную.

Глава 5 Сидоренко, шедший рядом со мной по коридору и видевший мое потерянное состояние, вдруг сказал с неожиданной душевностью: А уйти хотелось победителем. Не потому, что не люблю проигрывать. Я действительно не понимал логики чиновников, устроивших сегодняшний спектакль. Перенесли бы ее на месячишко-другой. Во-первых, вопрос у всех на слуху, депутаты Рады в любой момент могут поинтересоваться: В службу экономической безопасности. Неужели они до вас эту информацию не довели?

Ты на сегодня свободен. Машину я забираю на весь вечер. Теперь я был зол уже на. Наш безопасник три дня пытался ко мне зайти, но не было времени его принять. Но все равно это ничего бы не изменило — компания проигнорировать встречу не могла. Приняв душ и переодевшись, я ровно в восемь спустился.

В холле уже поджидал Бойко. Рядом с ним сидела роскошная девица. Ее дикая красота — тонкие черты лица, смуглая кожа, длинные, черные как смоль волосы в сочетании с отнюдь не зимним нарядом — коротенькой юбочкой и обтягивающей без рукавов кофточкой с немыслимым декольте выглядели, мягко говоря, вызывающе. Все это было нелепо, но я неожиданно, после такого длинного и напряженного дня, странного вида красавицы почувствовал просыпающееся желание.

Девушка была настолько хороша, что должна была будить желания даже у неодушевленных предметов, а я-то был вполне одушевлен!

Бойко представил мне спутницу со стандартным для Киева именем — Олеся. На Олеську не заглядывайся, мы тебе краше дивчину найдем. Девушка кивнула столь грациозно, что мне стало понятно — краше женщин в городе не существует. Но я всегда следовал железному правилу — женщины друзей для меня не существуют. Поэтому я все-таки решил ответить на первый вопрос, насчет вареников.

Ты же меня про вареники сначала спросил, а потом уже все остальное предложил. От голода и жажды. По витой чугунной лестнице мы поднялись на второй этаж.

Разнообразное меню в массивном кожаном переплете было на двух языках — украинском и английском. Читая, я подумал, что за годы деловых поездок по заграницам, многочисленных обедов и ужинов настолько хорошо изучил английский ресторанный, что названия блюд были понятнее на английском, а не на родственном украинском.

С помощью друзей заказал по полпорции четырех видов вареников — с картошкой, печенкой, капустой и мясом, а к ним знаменитые украинские соления и холодную водочку. Для начала решили по чуть-чуть — взяли триста граммов на двоих.

Официантка принесла запотевшие, только что из морозильника рюмочки и такую же ледяную водочку, хлеб, соленые помидоры и огурцы. Что еще нужно для полного счастья?

Выпили, закусили помидорчиками, которые оказались не солеными, а кислыми, как их называют в Украине. Лучше закуски для водки в мире не существует, но почему-то у нас в России такие не делают.

сидоренко скачать книгу негативное знакомства

Пока несли вареники, мы съели соления, выпили первые триста граммов и заказали следующие. От обсуждения общих знакомых разговоры плавно перетекли к предложению сделать что-нибудь. Я мотаюсь по всей стране, имею в виду Россию, даже до Украины добрался в поисках достойных проектов, в которые наш банк мог бы вложить деньги.

А выясняется, что рядом, можно сказать, под боком, живет такой замечательный человек, как ты! Общий объем инвестиций — почти полмиллиарда долларов.

КИНУЛ ДРУГА В ГЕЙ ЗНАКОМСТВА - Веб-Шпион #4

От нас ждут конкретных шагов. Насколько я знаком с темой по публикациям в прессе, несколько крупных фигур бизнеса планируют заниматься энергетикой. Мне даже показалось, что он на мгновение протрезвел. Было несколько достаточно серьезных предложений поработать наемным менеджером, но я даже не хочу начинать обсуждать с кем-либо из работодателей эту тему.

Хватит, я уже наработался на дядю! А почему ты об этом спрашиваешь? На подготовительный период деньги найду, а дальше банк или инвестор, вступившие в проект, получат очень выгодные условия для размещения средств. Если, как ты их назвал, олигархи приходят в проект, то они тут же хотят стать его владельцами, оставляя мне самую малость.

Я же хочу сам управлять и владеть проектом, гарантируя инвестору высокий уровень доходности. У них у всех есть собственные, а мне предлагают роль наемного работника, пусть и высокооплачиваемого. Мы уже допивали третьи триста граммов водки. Разговор становился агрессивным, и наша девушка явно заскучала. Как будто прочитав мои мысли, Олеся встала и со словами: Я проводил ее покачивающиеся бедра и фантастические двухметровые ноги восхищенным, а может быть, в связи с легким опьянением и немного похотливым взглядом.

Девушка обернулась, поймала огонек в моих глазах и как-то удивительно маняще улыбнулась. Я так и не сумел понять, что же она из себя представляет. За весь вечер девушка произнесла две фразы. Первую — когда знакомилась, вторую — сейчас, перед выходом из-за стола. Пригласи ее в свой номер, например. Или, если в состоянии, придумай что-нибудь оригинальное. После последовавшего предложения вопрос был по меньшей мере странным. Все еще надеясь услышать: Она в тебя с первого взгляда влюбилась!

Я в состоянии оплатить свою любовь. Я понял, что кем бы эта девушка ни была, я ее очень хочу. И даже лучше, что все именно так получилось. В противном случае я сидел бы весь вечер, пускал слюни и потом в каком-нибудь клубе все равно бы взял проститутку. А я ее уже имею, да к тому же именно ту, возбуждавшую меня с первого взгляда, а не какую-нибудь пьяную ночную шалаву, на которую утром страшно будет взглянуть. Подошла Олеся, Бойко спросил ее: Олеся как ни в чем не бывало положила сахар в кофе.

Теперь она сидела с абсолютно отрешенным видом, помешивала ложечкой и со вниманием смотрела в чашку. Так, будто ждала явления оттуда доброго джинна или по меньшей мере собольей шубы. Оживший после трехминутной паузы Бойко поднял рюмку с коньяком: Мы с тобой вдвоем горы свернем. А скольким девчонкам мы доставим радость от общения с нами! Кстати, Слава, не забудь — нас завтра ждут в доме правительства, в администрации президента, в мэрии и еще кое-где!

Олеся промолчала и на этот раз, я же, чтобы не раздражать вконец захмелевшего Сергея, закивал головой, а про себя решил — больше с этим пьянчужкой общаться не. Надо быстрее сворачивать вечеринку, а то неизвестно, что еще понесет мой собутыльник.

Он, как будто прочитав мои мысли, еще громче заорал: У меня просто закончилось. Официант, принеси еще коньяку мне и моему другу! Принесли коньяк, я, сделав вид, что выпил, только чуть-чуть пригубил.

Я сегодня очень устал. Мы, пожалуй, поедем в гостиницу. Официант, принесите мне счет, пожалуйста. Сергей завопил так, что все посетители ресторана прекратили есть и посмотрели в нашу сторону.

А счет уже оплачен, я же тебя приглашал! Можно, я сегодня разврат пропущу? Молча вышли из ресторана, так же молча доехали до гостиницы. Вряд ли кого-то удивит, что и в дальнейшем моя спутница не произнесла ни слова. Да, интересная собеседница мне досталась сегодня! Но, положа руку на сердце, следует признать: Со стонами, криком и даже царапаньем моей спины.

Я поздравил девушку с Днем всех влюбленных, добавив к ее гонорару пятьсот долларов. Получил за этот джентльменский поступок номер ее мобильного телефона и обещание приезжать ко мне по первому зову.

Да, не зря я встретил Сергея Бойко в Киеве! Глава 6 Телефон на тумбочке звонил так громко, что мог бы разбудить гостей, проживающих в соседнем номере. Хотя вряд ли кто-нибудь еще спал — электронные часы показывали Что ему от меня нужно? Нащупать телефонный аппарат спросонок сразу не удалось, я присел на кровать, но тут же рухнул обратно. В голове стучало так, будто на нее надели огромный барабан и с размаху лупили по нему самыми большими палками.

Необычайно бодрый голос был мне незнаком. Не забыл, что мы собирались в мэрию? Конечно, после вчерашнего бурного вечера я ничего не помнил. А главное, было важно установить, кому же это я вчера что обещал. Я знаю, что только одно средство помогает мне после обильного возлияния — анальгин. Знакомые, особенно подружки, которые периодически роются в моей аптечке, считают меня ретроградом. В аптеках огромное количество модных современных болеутоляющих средств, а я по-прежнему пользуюсь раскритикованным в пух и прах препаратом.

Мы вчера с тобой весь вечер вместе провели. А сегодня договаривались поехать к моим друзьям в мэрию и в правительство. Еле-еле я доковылял до ванной. Выпил заветную таблетку анальгина. Изжога пока не началась, но я не сомневался, что после бутылки водки и кислых помидоров с солеными огурцами она не заставит себя долго ждать. Надо упреждать неприятные события. Как говорят в милиции: Я прилег на кровать. Как уже происходило десятки раз, ровно через полчаса голову отпустило, я встал, набрал номер телефона Бойко.

Складывалось впечатление, что вчера я пьянствовал в одиночестве. Мне вспомнилось, что обычно подобный прилив энергии после большой пьянки я встречал только у профессиональных чекистов. Или у них выучка особая, или они таблетки употребляют? Надо будет спросить у Бойко, не из органов ли он? Но мне это было абсолютно все равно. У меня было огромное количество друзей-чекистов — полковников и генералов. Мы общались много лет, абсолютно не думая, кто чем занимается.

Но именно с ними я впервые обратил внимание на особую профессиональную тренировку организма при принятии спиртного. Бойко сидел в холле и пил чай. Выглядел он не очень свежо.

Темные круги и мешки под глазами, маслянистый усталый взгляд. Глядя на него, я подумал, что бедняга отрабатывает какую-то повинность. Какую и перед кем? Я ему вроде бы не сильно нужен, а он деньги потратил на девушку, на ужин.

Конечно, в жизни мне встречались широкие гуляки: Но, по моим ощущениям, Бойко не относился к этому типу людей. Что-то не складывалось в моей голове. Сергей через силу поднялся из кресла и с искусственной улыбкой направился ко. Как принято в наших кругах, мы обнялись, сделали вид, что поцеловались. Я взмахнул рукой и отдал заказ тут же появившейся официантке: Сергей с удивлением посмотрел на. Видимо, он не был любителем кофе и не понял, что же за экзотический напиток я заказал.

Чтобы не загружать его отравленный алкоголем мозг, я пояснил: Мне показалось, что Сергей был готов согласиться с любыми моими словами, лишь бы его не трогали. Особенно если идем к моим друзьям.

Я вчера уже потерял пару часов в аналогичном обществе. А мы будем общаться с этими людьми с глазу на глаз. В мэрии мы встретились с замом. Он как-то натянуто разговаривал с Бойко. Я даже подумал, что до сегодняшней встречи они были не знакомы. Может быть, это фокусы моего все еще затуманенного алкоголем сознания. Но я был однозначно убежден, что раньше я этого вице, которого звали Василий Михайлович, не знал, хотя, судя по красивому кабинету и суровой секретарше, он был в авторитете.

Размеров чиновник был впечатляющих. Он напоминал огромного бурого медведя, а не руководителя многомиллионного города. Он предложил ломать киевские пятиэтажки, застраивать территории вдоль дорожных развязок. Наверное, это было интересно, но не. Когда мы подошли к главной теме — энергетике, чиновник стал очень серьезен.

Мы не можем допустить на наш государственный рынок иностранную компанию, не имеющую серьезных контактов в наших правительственных и деловых кругах, которые, так или иначе, имеются практически у всех крупных российских корпораций.

Василий Михайлович минут пятнадцать пространно рассуждал о необходимости работать с российскими олигархами, а я так и не понял, зачем мы пришли к этому бонзе. И без него было понятно, что власти выгодно работать с большими корпорациями — меньше риска, больше гарантий.

Но именно для создания альтернативы таким альянсам я и предложил Бойко работать. Под моим пристальным взглядом Сергей виновато развел руками, как будто оправдываясь: Только что из деревни привезли!

Я с удивлением посмотрел на Бойко. Хозяин кабинета поймал мой взгляд, но понял его по-своему. Сергей расплылся в счастливой улыбке. Тебе какой, от помидорчиков или от огурчиков? Запивать-то им что будешь — водку или самогон? Как-то само собой, даже без желания выпить на брудершафт.

Чиновник ловко наполнил рюмки, налил мне рассол в хрустальный стакан и поближе подвинул домашнюю колбаску, нарезанную толстыми кусками. Василий Михайлович периодически подскакивал к рабочему столу, разглядывал цифры на дисплее, стараясь понять, кто ему звонит, редко отвечал, а мы тем временем продолжали.

Минут через сорок расстались лучшими друзьями. Обнимались, целовались, обещали чаще встречаться, а напоследок Василий Михайлович изрек: Надо кооперироваться с кем-то из крупных структур!

Я правильно говорю, Сергей? Так, что ее пришлось массировать минут двадцать, чтобы вернуть в рабочее состояние. Примерно в таком же ключе прошла наша встреча и в администрации президента. Нам разве что не предложили домашней колбаски и самогона.

Руководитель департамента энергетики сказал напоследок: А с остальными будем договариваться персонально. Мы значительно меньше названной вами планки, но дешевле и профессиональнее. А как подрастете, приходите. Я вышел с последней встречи и, прежде чем сесть в поджидавший меня автомобиль, обратился к Бойко: На имеющихся у меня материалах попытаюсь объяснить тебе, что для предлагаемого мною бизнеса размер компании не имеет значения. Он как будто ухватился за мои слова: Машина подъехала к VIP-терминалу.

Прощайте, олигархи и большие начальники. Завтра на работу отправлюсь к двенадцати, и никто не посмеет спросить: Глава 7 Первый свой день независимости я, к сожалению, начал как обычно. Сорвался с постели в восемь утра. Рядом посапывала Ольга — после ее возвращения из олигархического турне мы продолжили игру в семейную жизнь. Казалось, Ольгу эта ситуация начинала тяготить. Как и меня, впрочем! Хотя дома чистота и полный холодильник достигаются за мои средства руками уборщицы и поварихи, главное — домашний уют, и Ольга пока еще старалась его сохранять.

Честно говоря, я не знал, как долго продолжится игра в семейную идиллию. Мы все чаще проводили вечера порознь, называя это встречей с одноклассниками, однокашниками, друзьями по работе или просто деловыми встречами. Интуитивно я чувствовал, что мы отдаляемся друг от друга, но пока мы после вечеринок порознь продолжали возвращаться ко мне в квартиру и делить одну постель.

Сегодня можно было поваляться подольше. Никто не ждал меня на работе к определенному времени, у меня не было никаких срочных дел. Но годами выработанная самодисциплина подталкивала меня в тренажерный зал. Через силу пробежать свои пять километров, а потом принять теплый душ. Это уже с удовольствием, чувствуя приятную истому уставшего тела.

Именно в такие моменты мне очень хотелось заниматься любовью. Правда, не с Ольгой. Она последнее время практически не возбуждала, все было как-то обыденно, будто бы по обязанности. Я подумал об Олесе, и одно только воспоминание о распутнице неземной красоты привело меня к фантастическому подъему. В прямом и переносном смысле слова.

Придется будить Ольгу — не пропадать же добру. Автомобиль пробирался через сугробы, за ночь возникшие в арбатских переулках после обильного снегопада. Мы ехали по уже начинавшему забываться маршруту, ведь я так давно не совершал утренних поездок из дома в свой офис.

Предстоит заново привыкать к очень многим вещам, которые за последние три года ушли из моей жизни, освежать в памяти особые отношения, царящие в средней руки компании. Ежедневная ответственность за своих коллег, за своевременность выдачи заработной платы, за заболевших родственников твоих ведущих специалистов, не способных из-за этого с полной отдачей выполнять свои обязанности, и многое-многое другое, с чем не приходится сталкиваться в крупных корпорациях.

По правде говоря, все эти трудности ничто по сравнению с ярмом, сброшенным мною. Но если быть до конца откровенным, то ярмо на свою шею повесил я сам, никто меня не насиловал, не заставлял. Тем не менее освобождаться от него было невероятно приятно. По такому случаю я надел парадный костюм и белую рубашку. Обязательно приглашу Ольгу сегодня вечером в ресторан. Отмечу первый день свободы! Сотрудники обрадовались моему появлению. Я верил, что это не показное, а искреннее выражение чувств.

Здесь скорее свою роль играл тот самый синдром небольшой компании, живущей по каким-то законам семейных отношений. В данном случае — моим. Мой кабинет, такой родной и совсем забытый, принял меня и простил измену. Рядом с кабинетом располагалась моя персональная переговорная, в которой только я мог принимать гостей.

За три года моего отсутствия ни одна живая душа, за исключением уборщицы, не входила. Вошла помощница Лариса, работавшая со мной более пятнадцати лет. Улыбнулась и абсолютно честно, по-домашнему сказала: Никакие деньги больше не заставят меня покинуть. Так что вытри слезы и скажи это всем сотрудникам. Не вытирать же слезы еще у тридцати человек!

На аппарате высветилась линия Ларисы. У меня в контактах он не значится. Надо же, как он быстро проявился! Честно говоря, он мне основательно надоел в Киеве, и общение с ним я планировал после небольшого перерыва. Но он даже сутки не дал передохнуть. Ладно, все равно необходимо начинать новую жизнь. Где-то искать новые контракты и деньги для воплощения грандиозных идей. Как ощущения в новом качестве?!

Бойко по-своему понял возникшую паузу. Я же не хочу мешать тебе получать удовольствие от родного дома. Я предлагаю поход в ресторан осуществить вечером. Идти вместе с Бойко и Ольгой не хотелось. Не складывались в моей голове семейные отношения с участием Сергея. Я, кстати, поймал себя на мысли, что не имел понятия, женат ли. Как будто расшифровав содержание повисшей паузы, Сергей не дал мне ответить отказом: Я человек женатый, ты. Последнее я произнес всего лишь для подкрепления своего требования не приглашать девушек и, похоже, по поводу семейного положения Бойко не ошибся.

Я все равно приду с любимой! Я не только никому ее не дарю, но и ревную ко всем, кто на нее смотрит. Я все никак не мог решить — идти с Бойко или нет?

Ведь это означало бы полный разрыв с Ольгой. Она очень обиделась, что на День Святого Валентина я уехал в Киев, и ситуацию спасло только мое обещание вместе провести сегодняшний вечер. А может быть, нет худа без добра, и нечего откладывать то, что и так случится. Неделей позже, неделей раньше — какое имеет значение? Хорошо, что я утром не пригласил Ольгу отметить день свободы. Позвоню ей и скажу, что отмечу праздник с сотрудниками, и будь что будет!

Подумав несколько секунд, я принял окончательное решение: Точно девушка не нужна? Подумай, есть сумасшедшие экземпляры! Вечером, с трудом пробившись сквозь рублевские пробки, я подъехал к ресторану с пятнадцатиминутным опозданием.

Вошел в зал, осмотрелся и увидел сидящего в углу Бойко в окружении двух роскошных девиц. Я начал привыкать к тому, что Сергей приходит на все встречи без опозданий, а его спутницами являются лучшие представительницы прекрасной половины человечества. Как только я подошел к столу, Бойко представил свою спутницу: На что мой друг с серьезным видом ответил: Я больше никого не полюблю так, как Дашу!

По ее выговору я понял, что девушка родом откуда-то из бескрайних степей средней Волги. Очередная завоевательница Москвы и москвичей. Я, все еще не садясь, держась за спинку стула, с интересом посмотрел на вторую девушку. Очень симпатичное лицо, темные волосы, распущенные по плечам, большая грудь, еле помещающаяся в модный вырез обтягивающей кофточки.

Красивые ноги напомнили мне стройные ножки киевской Олеси. Ничего удивительного, что мне ужасно захотелось любви! Но не какой-то абстрактной, а абсолютно конкретной, именно с этой незнакомкой. Сергей с улыбкой посмотрел на меня: Катя — Дашина подруга. Катя, сидевшая рядом со стулом, держась за который я застыл как вкопанный, повернулась ко мне вполоборота, улыбнулась, и в ту же секунду я понял — влюбился! Это и называется любовь с первого взгляда. Но девушки давно договаривались о встрече, мы вклинились в их планы.

Ты не сильно огорчен? Тебе водку или коньяк? Примерно по тому же сценарию, как и несколько дней назад в Киеве. С той лишь разницей, что наши спутницы без умолку щебетали, рассказывая обо всем на свете.

Я узнал уйму нового о моих друзьях и знакомых. Почти ничего из сказанного не соответствовало реальности, в основном слухи и сплетни из желтой прессы, и я, даже будучи пьяным, пытался оспорить некоторые факты. Но было невозможно остановить молодой напор собеседниц моим старческим скепсисом! В перерывах девушки немного рассказали о.

Я узнал, что Катя учится на дизайнера, а до этого окончила какой-то университет по специальности менеджер туристического обслуживания. Мечтает проектировать интерьеры особняков и квартир.

В подтексте, безусловно, подразумевалось, что клиентами будущего дизайнера должны быть олигархи или их приближенные. Каждые пять минут Бойко произносил очередной тост.

Я следовал за товарищем, выпивал очередную рюмку и чувствовал, что теряю контроль над собой — уже поглаживая Катю по коленкам и обнимая за талию.

Мне захотелось побыстрее уйти и оказаться с ней наедине. Это противоречило моим правилам: Конечно, как полагается, из любых правил бывали исключения, но именно эти самые исключения меня и пугали.

Ни одна моя спутница, с которой я переспал в первый день знакомства, не стала впоследствии моей близкой подругой даже на непродолжительное время. Передо мной была дилемма — спать или не спать?

Победа по очкам досталась моей физиологии. Я отошел от стола. Неужели ты так напился с коллегами? Ты же с ними раньше вообще не пил! Почти догнали, еще чуть-чуть осталось! А завтра оттуда поедем на работу. Так что ты меня сегодня не жди! Голос Ольги зазвучал с возмущением и угрозой: У меня же своя квартира, и я могла спокойно после работы отправиться домой или пойти куда-нибудь с подругами, раз ты меня никуда приглашать не собирался!

А я, как дура, все бросила и полетела к любимому, чтобы услышать пьяные бредни! Девок не забудьте на дачу взять! О чем ты говоришь! У нас сугубо мужская компания. В это время мимо проходивший Бойко пьяным голосом прокричал в трубку: Я услышал в ответ: Считаю — такого хамства я не заслужила! Мой пьяный мозг еще не осознал последствий. Хотя, с другой стороны, я подобную развязку программировал.

Оно и к лучшему! Я поймал шатающегося Бойко за рукав: Я хочу с Катей поехать куда-нибудь. Ладно, пойду, попытаюсь понять, какие планы на вечер у моей спутницы. Вот Катя, например, даже чуть плакать не начала.

Не плакать, конечно, но расстроилась, что такой кавалер вдруг раз — и пропал. Ну, думаю, только мне мужчинка понравился, а он растворился в бесконечности. Я с удивлением на нее посмотрел.

Последнюю фразу она произнесла абсолютно серьезно, а следовательно, считала, что это очень гламурно — заподозрить человека в чем-то таком потустороннем. Хотя, скорее, сказанное было домашней заготовкой и в глубину смысла Катя не погружалась.