Что является основным знаком в языке

свойства языкового знака - это Что такое свойства языкового знака?

что является основным знаком в языке

В результате первичным является разделение языков на языковых ареала , соотносимых с основными морфологическими типами языков. 3)в) связь между знаком и его содержанием условна Между тем язык – это особая знаковая система. • Язык языка. • Основными ярусами являются. Почему материей языка являются именно звуки, а не другие .. В связи с этим основным законом функционирования знака является то, что последний.

Смысл знака — это отличительная совокупность черт, свойств признаков объекта, который представляет знак. Иначе — это связанная со знаком информация о предмете, которая достаточна именно для мысленного выделения этого предмета. По поводу наличия у знаков смысла в логике существуют разные точки зрения.

Чёрч полагают, что все знаки имеют смысл. Войшвилло придерживается иной точки зрения. Он различает собственные и приданные смыслы знаков. Смысл знака называется собственным, если характеристика обозначаемых им объектов выражена в самой структуре знака.

Смысл знака считается приданным, если эта характеристика принята по соглашению или стихийно в некотором сообществе. Однако некоторые знаки не имеют ни собственного, ни приданного смысла. Ученые-медики не смогли найти совокупность характеристик болезни, отличающую последнюю от тех или иных анатомических или функциональных отклонений организма человека от нормы, которые врачи не склонны называть болезнью.

что является основным знаком в языке

Не удается также пока найти ответ на вопрос, что такое игра, то есть определить этот термин. Смысловое содержание знака представляет собой некую совокупность сведений знаний о предметах, обозначаемых данным словом. Смысл, когда он имеется сформулирован- это часть смыслового содержания знака, но не всегда наличие смыслового содержания означает наличие смысла. Особенность смысла знака состоит в том, что он однозначно указывает на предмет, выделяет.

Тогда как отнюдь не всякое смысловое содержание некоторого слова достаточно для того, чтобы отличить обозначаемые им предметы от. После этих методологических соображений мы можем вернуться к вопросу о задачах семиотики и уточнить то, что мы говорили раньше.

На наш взгляд, семиотика и является той наукой, которая должна создать и разрабатывать новую структурную модель знака и знаковых систем, необходимую для синтеза логических, лингвистических и психологических представлений о знаке.

По своему смыслу соображения, изложенные в предшествующем пункте, равносильны гипотезе, что во всех существующих представлениях о знаках не было схвачено какое-то объективное свойство их, которое по сути дела является решающим: Очевидно, чтобы построить особое семиотическое представление, его нужно выделить.

До сих пор, показывая методологическую функцию модели объекта, мы ничего не говорили о том, как она строится. И это естественно, так как вряд ли существуют и могут существовать какие-либо общие правила на этот счет.

Но один момент совершенно ясен: Настоящая работа представляет собой попытку выделить эти линии. О методе историко-критической реконструкции понятия знака 1. При этом, естественно, должно быть учтено все истинное и отброшено все ложное. Но как разделить их?

свойства языкового знака

При первом эмпирическом подходе всякое знание о сложном объекте выступает как множество никак не организованных положений, высказанных в разное время и в разных условиях многочисленными учеными. Эти положения отнюдь не равноценны: Им не может быть какое-либо одно или несколько последних представлений, ибо они, как правило, отнюдь не включают в себя всего рационального содержания предшествующих; известно, что некоторые стороны и аспекты ранних теорий, правильно отражающие объект, не могут быть постигнуты в понятиях других, в общем более высоких и развитых теорий; в истории познания нет абсолютного и автоматического прогресса и прямой преемственности: Но как может быть осуществлена подобная обработка эмпирической истории знания?

Какими методами нужно здесь воспользоваться? К каким критериям прибегать?

§ 1. Двусторонность знака

Иначе, и, наверное, точнее, это можно выразить так: Здесь возможны две линии анализа. Первая опирается на описание эмпирической истории употреблений понятий знака в разных науках; она может установить задачи, ради которых вводилось каждое понятие, и способ самого введения, она может показать переходы одной проблематики в другую в ходе реального движения науки и соответствующие им смены понятий.

Вторая линия будет теоретически-обобщенной, устанавливающей необходимые стороны процесса познания; она всегда будет отвечать на вопрос, как должно быть с точки зрения общих логических принциповно при этом будет содержать неизбежно все недостатки абстрактных теоретических построений.

Параллельное применение и согласование обеих линий анализа должно дать наилучший результат; это будет вместе с тем научная история понятия знака ср.

Основным средством этой работы должны стать, очевидно, общие логические представления о механизмах и закономерностях развития знаний и систем знания. Из них мы хотим выделить и кратко разобрать четыре основных принципа. Смысл его можно пояснить на примере работ А.

что является основным знаком в языке

Чтобы выяснить содержание понятия времени, он обратился к анализу тех познавательных или мыслительных процедур, которые создало человечество, введя это понятие. Но это значит, что, исследуя историю развития какого-либо конкретного понятия, мы должны выделить и изобразить ту простейшую систему сопоставлений, на основе которой оно впервые возникло, а затем проследить те изменения и наращивания в этих сопоставлениях, которые характеризовали его дальнейшее развитие.

Он конкретизирует первый принцип и задает одно из тех направлений, по которым идет развертывание структуры понятий. В самом схематическом виде суть этого принципа может быть описана. На основе всего этого появляется новое знание об отношении как особом объекте и фиксируются новые познавательные задачи, которые могут быть названы рефлективно-выделенными [Щедровицкий, Ладенко a ; Щедровицкий a ; Ладенко a, b ].

Отношение, ставшее объектом изучения во второй операции, как мы уже говорили, возникает первоначально как некоторое вспомогательное образование, как средство познания исходного объекта. Точно так же и рефлективно выделенная задача является, как правило, вспомогательной, и ее решение первоначально необходимо лишь для решения исходной. Взятая сама по себе, она не имеет никакого смысла и значения. То же самое можно сказать и относительно новой операции мышления. Поэтому новую рефлективно-выделенную познавательную задачу и соответствующую ей операцию мышления надо рассматривать как образования другого уровня по сравнению с исходной задачей и исходной операцией, как образования, в своем появлении и отношении к действительности опосредованные задачами, мыслительными операциями и знаниями нижележащего уровня.

Иными словами, знания, лежащие на разных уровнях, образуют целостные структуры, охватывающие сразу несколько уровней, и не могут быть поняты отдельно друг от друга.

Оно объясняет, почему существуют строго определенная зависимость и строго определенный порядок в появлении различных типов знаний и операций мысли, и показывает, что они должны располагаться не рядом друг с другом и не один над другим, а как бы по ступенькам лестницы, причем знания и операции, лежащие на высшей ступеньке, возникают и могут быть сформированы лишь после и на основе определенных знаний и операций, лежащих на низших ступеньках [Щедровицкий, Ладенко a ; Щедровицкий a ; Ладенко a, b ].

Они характеризуют второе направление развертывания структур понятий. После того как в объектах изучения путем сопоставления выделено определенное содержание и зафиксировано в знаковой форме знаний, эта знаковая форма сама становится объектом рассмотрения, ее элементы сами определенным образом сопоставляются как объекты, и выделенное таким образом в них содержание фиксируется в новой знаковой форме.

Но в обоих случаях мы получаем сложную целостную структуру знания, в которой все части и плоскости органически связаны между собой и зависят друг от друга. На схемах мы привели самые простые случаи. А большинство научных понятий содержит целый ряд надстраивающихся друг над другом замещений. Анализируя их, мы будем выделять четыре, пять или даже еще большее число знаковых плоскостей замещения и должны будем говорить о слоях структуры понятия, каждый из которых включает две связанные между собой плоскости [Щедровицкий ac ].

Но по сути дела она остается знаковой деятельностью, применяемой к знакам. Непонимание этого момента приводило ко многим затруднениям и ошибкам в истории науки. Этот принцип является в каком-то смысле выводом из предшествующих; он выступает в роли методического правила, регулирующего нашу работу по анализу уже сложившихся знаний. Объект знания может существовать независимо от самого знания и до его появления.

Предмет знания, напротив, формируется наукой и вне того или иного знания существовать не. Приступая к изучению какого-либо объекта, мы ставим его в определенные отношения сопоставления и таким образом выделяем или создаем некоторое содержание.

С другой стороны, и объект, включенный в связку предмета, видится не как таковой, а сквозь призму той его стороны или того свойства, которое выделено посредством сопоставления и зафиксировано в определенной знаковой форме. Для человеческого общества, как мы уже сказали, предметы знания являются ничуть не меньшей реальностью, чем сами объекты.

Одному и тому же объекту, как правило, соответствует несколько различных предметов.

  • Языковой знак
  • Язык как система знаков
  • Слово как языковой знак

Это объясняется тем, что характер предмета зависит не только и даже не столько от того, какой объект он отражает, сколько от того, зачем этот предмет сформирован, для решения каких производственных и познавательных задач.

Каждый из таких предметов развертывается в особую цепь или ансамбль связанных друг с другом замещений. Эта сторона дела была подробно разобрана нами в предшествующем разделе.

что является основным знаком в языке

Но этот вывод является, по сути дела, ответом на поставленные выше вопросы о методах и средствах научного анализа эмпирической истории развития знаний. Понятие знака как органическая система 1. Попробуем наметить их, двигаясь по методу восхождения от абстрактного к конкретному.

А В каких-то пределах исследование объективно существующих знаковых систем возможно без общего понятия знака как такового; и так оно, по-видимому, и шло на первых этапах. Полученные при этом знания фиксировали какие-то частные особенности исследуемых объектов, например, системы лексических и синтаксических соответствий в разных языках, схемы логических выводов, стилистические приемы и.

Мы не обсуждаем сейчас вопроса, в связи с какими задачами и в каких ситуациях оно было введено, хотя это очень важно; нас пока интересует результат: Схема 6 Теперь возникает вопрос о количестве и характере связей между выделенными блоками. При этом, как следует из общего философского учения об относительности истины, всегда существует известная неадекватность, или расхождение между объективными свойствами знаковых текстов и тем представлением или знанием о них, которое фиксируется в описаниях.

Одни считают, что они появляются в качестве средств, обеспечивающих организацию и осуществление деятельности, и в этом плане подобны алгоритмам.

В этом случае они не должны отражать или изображать какие-либо объекты, а служат лишь предписаниями, как бы планирующими этапы деятельности с объектами. Другие, наоборот, полагают, что понятия этого типа с самого начала появляются как изображения объектов, как продукты выделения и описания некоторых сторон объектов по поводу различия этих двух точек зрения см.

Но, как бы ни возникали эти понятия, потом они всегда начинают употребляться также и в качестве описаний или изображений объектов. Выражая эту связь, мы говорим обычно, что в понятии знака отражаются или фиксируются какие-то стороны реальных знаковых текстов, а также схемы нашей познавательной деятельности, направленной на них и создающей их частные описания.

Уже в этом компоненте, как легко видеть, переплетается ряд отношений и связей, существенно различающихся между собой: Та же картина наблюдается при сопоставлении словоформ греб - гребла - гребло, каждая из которых осознается как форма прошедшего времени, но в словоформе греб это значение выражено отсутствием звуков после корня.

Нулевым экспонентом может обладать и слово. Следующие сообщения отличаются грамматическим значением времени: На улице было темно.

На улице будет темно. Предложения 2 и 3 имеют материально выраженный формальный показатель прошедшего было и будущего будет времени, а в предложении 1 со значением настоящего времени этот показатель отсутствует, но значение все-таки воспринимается говорящим и слушающим, следовательно, оно передано нулевым знаком, присутствие которого обнаруживается через оппозицию с однородными знаками будет.

Якобсон придает наличию в языке нулевых знаков особое значение, считая этот факт специфической характеристикой всей языковой системы: Виды связи между планом содержания и планом выражения знаков различны. На этом основании Ч. Пирс [Пирс, ] выделил 3 типа знаков. Индекс указывает на предмет, но не характеризует. Например, дым является индексальным знаком: К индексам причисляют как естественные, природные, так и искусственные, созданные человеком знаки. Это живописные изображения, фото, скульптура, схемы, чертежи, диаграммы, пиктографическое письмо, географические карты.

Форма иконического знака и означаемое находятся в том или ином отношении аналогии. Например, чертеж дома не есть дом, но это его знак, который не просто указывает на наличие дома, но демонстрирует устройство здания, количество этажей, расположение комнат.

Например, рисунок какого- то животного подобен самому животному, человек на фотографии похож на реального человека. Многие дорожные знаки являются иконическими рис.

Иконический знак является простым для восприятия, поскольку его форма мотивирована его содержанием. Пирс [Пирс, ] в фундаментальном качестве икониче- ского знака - его мотивированности - видит способность знака не только замещать объект, но и непосредственно отражать его. Это означает, согласно Ч. Пирсу, что иконические знаки настолько сливаются со своими объектами, что человек, рассматривая какое-либо изображение, может утрачивать осознаниетого, что перед ним не реальная вещь, а ее заместитель.

Например, существует легенда о греческом художнике, столь искусно изобразившем виноград, что птицы прилетели клевать. Иконические знаки наилучшим образом сохраняют информацию, поскольку если исчезнет группа людей, использующая данный знак, то его значение может быть восстановлено и использовано другими мыслящими существами, способными заметить то же самое физическое сходство.

Этой условностью объясняется и то, что в разных ситуациях за одним экспонентом может быть закреплено разное содержание: Соединенные в кольцо пальцы в разных культурах несут различное содержание: Они потому условны, что их содержание связано с формой как бы по договору, гласно или негласно заключенному между пользующимися этими знаками.

Знак-символ - это знак, который связан с обозначаемым объектом только посредством конвенций, принятых сообществом носителей. Это отношение совершенно произвольное, так как между внешним видом знака и предметом, который он обозначает, отсутствует естественное физическое сходство рис. В чем принципиальное различие между следующими знаками? Конечно, они разные внешне.

Но принципиальное семиотическое отличие состоит в соотношении формы и значения у каждого из знаков. План выражения первого знака никаким образом не намекает на его содержание, в его внешнем виде невозможно прочесть его значение, в то время как форма второго знака мотивирована, обусловлена его содержанием.

Таким образом, по типу соотношения плана содержания и плана выражения определяем первый знак как символический, второй как иконический.

Вот как доказывает различия между иконическим и символическим знаком Ю. Большинство языковых знаков представляют собой символы, поскольку связь между экспонентом и содержанием языкового знака условна. Никто не знает, почему конкретное слово или морфема национального языка означает именно этот фрагмент действительности7. Они условно, как бы системой языка: Когнитивное направление лингвистики развивает мысль, идущую еще от В.

Слово как языковой знак | Linguistics Wiki | FANDOM powered by Wikia

Потебни, о том, что знак мотивирован духом народа, что звуки, избираемые для экспонента знака, обусловлены психологически, что связь означаемого и означающего знака можно видеть еще и в том, что форма знака может пониматься, по словам А. Подобная позиция иллюстрируется в [Журавлев,.

Данная мысль не противоречит постулату произвольности знака Ф. Он утверждает отсутствие связи звучания знака с характеристиками вещи, которую этот знак обозначает: В истории науки имелись попытки объяснить выбор того или иного звука для экспонента слова свойствами объекта, который это слово называет. Прежде всего сами имена река - от слова течь - и стремнина подражают порыву благодаря этому звуку; затем слова трепет, обрывистый, а еще такие глаголы, как ударять, крушить, рвать, рыть, дробить, вертеть, все они очень выразительны благодаря [р].

Я думаю, законодатель видел, что во время произнесения этого звука язык совсем не остается в покое и сильнейшим образом сотрясается. Поэтому, мне кажется, он и воспользовался им для выражения соответствующего действия. А йотой он воспользовался для выражения всего тонкого, что могло бы проходить через вещи. Поэтому идти и ринуться он изобразил с помощью йоты. Например, так он обозначил студеное, шипучее, тряску и вообще всякое сотрясение.

что является основным знаком в языке

И когда, давая имена, он подражал чему-либо вспенившемуся, то по негласному договору, называют именно те, а не иные, предметы, явления и прочие реалии. Кроме того, немотивированность языкового знака-символа доказывается еще и тем, что одинаковые значения в разных языках предаются разными экспонентами, что говорит о произвольности в выборе экспонента для передачи значения. Например, русское бык соответствует английскому bull, немецкому Ochs, шведскому tjur, баскскому zezen. Звукоподражательные слова так называются потому, что они якобы передают реальное звучание.

На самом деле мотивированности нет, так как в разных языках одни и те же звуки окружающего мира обозначаются разными словами: Каждое поколение принимает язык как эстафету от предшествующего поколения, не имея возможности никакого выбора, и также по традиции передает языковое наследство следующему за ним поколению. В связи с этим основным законом функционирования знака является то, что последний сопротивляется изменениям, эволюционируя очень медленно, в силу чего в языке откладываются архаизмы, наличествует большое число алогизмов, не объяснимых зачастую ни логикой системной организации, ни логикой обозначаемых знаками вещей и явлений объективного мира.

Структурная и семантическая мотивированность языковых знаков со временем стирается, знак же продолжает функционировать как в полной мере произвольный.

что является основным знаком в языке

В свою очередь сжатие языка при произнесении дельты и упор при произнесении полезно, кажется, применить для выражения скованности уздою и стояния. Произвольность знака сказывается и в том, что не только индивид, но вся языковая общность не в силах управлять законами функционирования знаков. Сознательная регламентация человеком языковых знаков очень ограничена, она ничтожна по сравнению с их внутриструктурной и чисто традиционной предпи- санностью.